Открывай новые таланты

Назад

Вместе на сцене и в жизни: ЕГОР И РОКСОЛАНА ГРУШИНЫ о самом важном

Новость
04.06.2018, 21:00
371
Развивать инструментальную музыку в Украине, выводить ее на новый уровень – главная миссия Егора и Роксоланы Грушиных. Музыка давно соединила их в работе, а с 2017 года и по жизни – пара узаконила свои отношения. Вместе музыканты развивают сольный проект «HRUSHYN», а недавно еще и гастролировали Украиной в общем туре с символическим названием «Together» (в пер. с англ. – «вместе»).
Команда «TalentsCollection» пообщалась с влюбленными о самом важном – музыке. В разговоре с композитором и пианистом Егором и виолончелисткой Роксоланой особенно чувствуется теплота и совместимость партнеров – они буквально продолжают мысли друг друга. Читайте интервью с Грушинами о нетекстовой музыке, их творчестве и советы начинающим коллегам. Нужно ли полностью отдаваться своему делу?


ПОРТРЕТ: «Неоклассика сама выбрала меня»
– Егор, Вы – представитель неоклассической музыки. Почему именно этот стиль?
Егор: Я пишу такую музыку, которая приходит ко мне, то, что удается и, действительно, нравится. Более того – раньше я даже не знал, что пишу неоклассику и вообще что это. После первого концерта, который сыграл во Львове в 17 лет, ко мне подошел парень и сказал: «Знаешь, мне твоя музыка напоминает Людовико Эйнауди (итал. композитор-неоклассик и пианист – прим. ред.). Ты знаешь, что такое «неоклассика»?». Теперь мы с этим парнем хорошие друзья. Так сложилось – этот стиль сам выбрал меня.
– Игре на фортепиано Вы научились в музыкальной школе. Это родители помогли выбору такого внеклассного обучения?
Егор: Нет, не родители, я сам пошел в музыкальную – хотел играть на саксофоне. Однако они меня отказали и предложили попробовать фортепиано. Я попробовал и понял, что это правильный выбор, ведь именно рояль – король музыкальных инструментов.


Егор во время концерта в Ивано-Франковске, тур «Together» (март 2018). Фото: Nadia Belik 
«НАШИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ВЫЗЫВАЮТ И ПЕЧАЛЬНЫЕ ОЩУЩЕНИЕ И ЛЕГКИЕ... ТРУДНО ГОВОРИТЬ О ЭМОЦИЯХ СЛОВАМИ – ЛЕГЧЕ ИЗОБРАЗИТЬ ИХ МУЗЫКОЙ»
– Где скрывается смысл в музыке без слов? Как прочитать его?
Егор: В ощущениях, в том, что человек чувствует, когда слушает эту музыку. Каждый может чувствовать что-то свое – в этом и состоит скрытый смысл.
– Какие эмоции должна вызывать настоящая музыка?
Егор: Разные, зависит от музыки: веселой или грустной.
Роксолана: Наша музыка как раз больше апеллирует к эмоциям – люди именно за ними приходят на концерты. Публика и плачет, и смеется. Наши произведения вызывают и грустные ощущения, и легкие... трудно говорить об эмоциях словами – легче изобразить их музыкой.

TOGETHER: «Мы живем идеально»
– Недавно вы гастролировали Украиной вдвоем в общем туре «Together». Это теперь постоянный дуэт?
Роксолана: Нет, пока такую программу мы подготовили только на один тур, хотя и раньше приходилось играть дуэтные произведения. Следующий альбом Егора будет сольным, хотя трудно что-то прогнозировать – творчество непостоянное. Это было актуально, потому что в прошлом году мы поженились, а как будет дальше не знаем. На самом деле, немного интересного можно написать для двух инструментов – это слишком узко.

«Hrushyn/Грушин» «Together» 2018 (тизер): 


– Как вам удается отдыхать друг от друга? Ведь и работать, и жить вместе тяжело.
Егор: Мы живем идеально. Нам все очень нравится.
Роксолана (смеется): На самом деле, каждый из нас имеет свое хобби, в котором уединяется. Невозможно все делать вместе, это истощает. Егор, например, любит спорт, я английский учу, недавно начала изучать монтаж видео.
Егор: Больше всего мы любим, отдыхать от нашего тур-менеджера (смеется). Едем в тур, тогда отдыхаем полгода и снова в путь.
– Сколько ежедневно вы уделяете времени работы над собой: есть что-то необходимое, что нужно делать каждый день Вам, Егор, как пианисту, и Вам, Роксолана, как виолончелистке?
Роксолана: Если у вас нет желания играть каждый день, то не стоит заставлять себя. Я же, если не играю один-два дня, чувствую какой-то недостаток и недоработку. Привыкла еще со времен музыкальной школы и консерватории, что нельзя пропускать ни дня.
У каждого это индивидуальная потребность, что не измеряется общим правилом. Много классических музыкантов играют по 6-7 часов в день. Есть и настоящие фанаты, которым уже трудно нормально общаться с окружающим миром, – они живут только музыкой. Думаю, это крайность. Мы не такие.
Егор: Мне необязательно играть каждый день. Я делаю это только тогда, когда есть желание, в противном случае – за инструмент не сажусь. Бывает, играю несколько раз в день, бывает – ни разу. Летом два года назад я не играл 88 дней: вообще не подходил к инструменту. А после этого перерыва поехал за границу и сыграл один из лучших концертов в своей жизни. Без всякой репетиции.
«РОКСОЛАНА ЗНАЧИТЕЛЬНО ТАЛАНТЛИВЕЕ И УМНЕЕ МЕНЯ»
– Вы, Роксолана, учились в консерватории, а Вы, Егор, занимались самообучением после музыкальной школы. Так, возникают у вас споры на тему «какое образование лучше»?
Егор: Роксолана значительно талантливее и умнее меня. Прежде всего, я – композитор, а потом уже пианист. Научиться писать музыку можно и без образования. Классно, что я умею играть на фортепиано и могу сам это применять, но это необязательно. Обучение на композиторском факультете – это копирование стиля учителя. Оттуда выпускаются мини-версии преподавателей. Хуже всего то, что они считают правильным только свои навыки, но в композицировании не может быть что-то правильно, а что-то нет. У меня есть много знакомых, которых учили: «Ты неправильно пишешь музыку! Надо делать совсем по-другому», – и били по рукам. Но это же творчество, каждый человек уникален, здесь не может быть правильно/неправильно.
– А вы, Роксолана, говорите: «Егор, ты делаешь неправильно, нас учили по-другому!»?
Роксолана (смеется).
Егор: Нет, она говорит: «Здесь можно сделать лучше!», ведь у нее больше знаний. Я прислушиваюсь, если мне тоже так нравится. Но если есть «чуйка», что должно быть не так, то говорю «нет!». Мы находим баланс.


Роксолана во время концерта в Черновцах, тур «Together» (март 2018). Фото: Julia Dragan

САМОРАЗВИТИЕ: «Впоследствии все наше окружение формирует и музыку, и жизнь – оставляет отпечаток внутри тебя»
– Как Вам удается своими аншлагами постоянно доказывать, что спрос на классическую музыку и любовь к неоклассики в Украине есть? Что Вы для этого делаете? Поделитесь секретом.
Егор: Ежедневно работаем, но ведь секреты нельзя открывать. Самое главное – мы делаем все не только для себя, но и для людей.
Роксолана: Мы никому ничего не доказываем. То, что кому-то нравится наша работа, – очень круто. Полные залы зрителей доказывают, что у нас есть спрос на такую музыку.
«НАШЕ ДЕЛО РАЗВИВАТЬ СВОЮ НЕОКЛАССИКУ. ЭТИМ МЫ И БУДЕМ ЗАНИМАТЬСЯ»
– Какой творческий опыт считаете своим самым большим достижением?
Егор: Каждый концерт, программа, тур. Все, что было в жизни в тот или иной период, необходимо. Я рад каждому своему опыту и вне сольной карьерой: из группы «Illusions» все началось – развитие, жизнь во Львове, знакомство с Роксоланой (улыбается); период в составе луцкой группы «Фиолет» тоже, видимо, был необходим на тот момент. Впоследствии все наше окружение формирует и музыку, и жизнь – оставляет отпечаток внутри тебя.
– Думали ли о том, чтобы добавить вокального сопровождения вашей нетекстовой музыке?
Егор: Нет! В проект «HRUSHYN» этого точно не надо. В стране и так мало инструментальной музыки, а качественной вокальной – невероятно много. Наше дело развивать свою неоклассику. Этим мы и будем заниматься.


Львов, тур «Together» (ноябрь 2017). Фото: FB-страница «Hrushyn / Грушин» 

СОВЕТЫ: «Надо творить, советоваться с другими, собирать разные мнения, сравнивать их и одновременно слушать себя. Объективно оценивайте свои сильные и слабые стороны. Слабые – исправляйте, сильные – развивайте»
– Проект «HRUSHYN» – пример того, что нужно самому искать инструменты для продвижения, ведь сначала вы распространяли свою музыку через Интернет. Так, собственно, для начинающих: это действительно действенное? Какие еще способы продвижения посоветуете?
Егор: Мы и сейчас распространяем все только в Интернете, ведь радио и телевидение не берут нашу музыку в ротацию, кроме отдельных эфиров.
Надо глубже смотреть на самопродвижение: только Интернетом или ТВ ничего не добьешься. К тому же, для каждого стиля музыки нужен совсем другой подход. Единственное, что могу посоветовать: если решили заниматься музыкой, то делайте это полностью, а не 50/50. Пока я не начал полностью заниматься своим проектом – у нас не было «sold out-ов» почти в каждом городе и еще й во дворцах культуры/филармониях. Мы играли небольшие концерты в маленьких залах. Когда начинаешь отдавать всего себя одному делу, тогда у тебя начинает все налаживаться и ты достигаешь того, о чем мечтал в начале карьеры.


Полный зал зрителей во Дворце культуры Луцка, тур «Together» (март 2018). Фото: Roman Newestenko-Dombrowski
 
– Как понять, что музыка, которую создаешь, – стоимостная и действительно классная?
Роксолана: Нужно обязательно услышать чье-то мнение со стороны. Это могут быть близкие люди, но учитывайте их сентимент к вам, поэтому все-таки лучше обратиться к специалистам, которые достигли видимого успеха. Спросите: «Что вы можете посоветовать? Имеет ли моя музыка место? Есть ли шанс достичь что-то?». Совет специалиста важен, ведь ты можешь ошибаться в крутости того, что делаешь.
– А как это было в вашем случае?
Егор: Я самокритичен, всегда стараюсь трезво оценивать свои работы: думаю больше о недостатках, чем преимущества. Если я чувствую, что музыка, которая приходит ко мне, имеет право на жизнь, то показываю ее широкой общественности, и уже люди слушают ее или нет. Невозможно же выдавать только хиты, никто так не может – даже самые крутые исполнители нашей страны. И вообще – рано или поздно ты начинаешь относиться скептически и к своим величайшим шедеврам – это нормально. Надо творить, советоваться с другими, собирать разные мнения, сравнивать их и одновременно слушать себя. Объективно оценивайте свои сильные и слабые стороны. Слабые – исправляйте, сильные – развивайте.
Как это было у нас? Люди убеждали, что такой музыки в Украине вообще нет. Мы до сих пор встречаем много скептиков: когда впервые приезжаем куда-то с концертом – в кулуарах шепчутся: «Кто это?». Но на концерт приходит столько людей, что они удивляются: «Неужели это кто-то из-за границы приехал?», и уже в следующий раз мы – короли вечеринки. Предвзятость – это очень плохо. Большинство думают, если они ничего не слышали о музыканте, то его музыка неинтересна, а когда кто-то им скажет, что она крутая, то отношение резко меняется. Сейчас мы уже спокойно относимся к такому. От важных людей я услышал мнения о своем творчестве и о мне как личности, остальное – не имеет значения.
Роксолана: Люди умеют подстраиваться и быть неискренними. Надо разграничивать конструктивную критику от бессмысленной. Чем больше успеха достигаешь, тем более «хейтерских» мыслей слышишь. Когда критикуют на эмоциях или переходят на личное – не воспринимайте это близко к сердцу. Если ориентироваться только на такую критику, то можно потерять веру.
«ТЫ ПИШЕШЬ НА ОСНОВЕ СВОИХ АССОЦИАЦИЙ, НО КАЖДЫЙ СЛЫШИТ ЧТО-ТО СВОЕ, И ЭТО КЛАССНО. У НАС АССОЦИАТИВНАЯ МУЗЫКА, КОТОРАЯ НЕ НУЖДАЕТСЯ В ЕДИНОЙ ТРАКТОВКИ»
– Егор, Вы – автор своих композиций. Думаете, можно писать на основе вымышленных, а не прожитых эмоций? Как это происходит у Вас?
Егор: Среди моих работ есть композиция «Потеря», но в моей жизни, к счастью, не было большой потери. Возможно, на меня повлияло вдохновения такого типа или же комплекс всех потерь, которые последние годы переживает наша страна.
Суть моей инструментальной музыки и заключается в том, что я могу писать о чем-то одном, а слушатели услышат для себя что-то совсем другое. Это творчество, а не математика. Когда творишь, всегда есть что-то необъяснимое. Как и в жизни. В новой книге Дэна Брауна «Origin» подняты вопросы «с чего все началось?», «куда все идет?». Химический взрыв, столкнулись молекулы, и из этого в космосе создалась земля. А откуда взялись те молекулы? Никто не может это объяснить. Так же и в творчестве – ты можешь рассказать, как писал, но что стало первопричиной – нет.
– Так Вы положительно воспринимаете, если слушатели прочитывают совсем другой смысл в произведении, чем тот, что Вы вложили в него?
Егор: Я обычно не вкладываю никакого смысла в свои композиции, даже названия появляются значительно позже, чтобы не были «Трек 1», «Трек 2» и т.д. Просто подбираю наиболее удачные варианты.
Роксолана: Ты пишешь на основе своих ассоциаций, но каждый слышит что-то свое, и это классно. У нас ассоциативная музыка, которая не требует единой трактовки. В отличие от текстовых песен, здесь можно больше «разгуляться». Каждая интерпретация имеет место.


Тернополь, тур «Together» (ноябрь 2017). Фото: Iryna Fedorovych

– Поделитесь творческими планами!
Егор: Сейчас мы занимаемся только своим творчеством и не распыляем внимание на другие проекты. Сейчас работаем над новым альбомом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Что нового в творчестве «Бумбокса»? Хлывнюк рассказал TalentsCollection то, что вы не знали.

Общалась Кристина ПРОЦИК
Фото и видео: FB, YouTube
Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии

Смотрите также