Открывай новые таланты

Назад

ИРИНА ЦИЛЫК: «Мы, украинцы, нуждаемся диалогов друг с другом на всех фронтах»

Новость
06.02.2018, 13:07
4512
«Я просто хочу не терять желание пробовать что-то новое. Хочу делать с любовью то, чем занимаюсь, ведь это также иногда вещи, которые от нас не совсем зависят», – признается откровенная Ирина Цилык. Девушка совмещает две профессии – режиссера и писательницы. Она одновременно творит в этих сферах и любит кино и литературу одинаково. Постоянная работа над собой, саморазвитие и новые цели дарят признание и приносят результаты. Ирина выдала семь книг, сняла около пяти фильмов, получила награды в двух отраслях.
О собственных ощущениях, опытах, ценные советы начинающим талантам и другом читайте в нашем интервью. В разговоре с TalentsCollection Ирина рассказала об украинских реалиях в сфере кино и литературы.


О ПОСТОЯННОМ ПОИСКЕ СЕБЯ
– Какой деятельности Вы уделяете больше времени: литературе, режиссуре или, возможно, еще какой-то?
– Так исторически сложилось, что литература и режиссура сосуществуют в моей жизни. По специальности я режиссер, но уже давно пишу. Конечно, первые мои литературные опыты – это слабые детские стишки, но лет десять-двенадцать назад я начала делать шаги в направлении профессиональной литературы. В принципе, я до сих пор к этому иду, несмотря на то, что имею различные изданные книги. Просто меня качает, я пробую разное... Возможно, было бы более рационально остановиться на чем-то одном, но пока я все равно в поиске. Мне интересно пробовать разное.
– Предпочитаете писательство или кино?
– У меня то кино, то литература берут верх. Важно, что два года назад я позволила себе заниматься тем, что люблю, потому что до этого еще были какие-то другие работы. Мне всегда казалось, что в нашей стране невозможно заниматься исключительно такими якобы неприбыльными видами деятельности, как режиссура и литература. Но сейчас у меня есть ощущение, что как только ты себе позволяешь делать то, что действительно любишь, оно начинает открываться тебе из новых сторон. По крайней мере, так произошло у меня: когда я решила, что не хочу размениваться на какие-то другие не слишком интересные для меня занятия, у меня вдруг начались приятные изменения в моей творческой жизни. В частности, моя литературная карьера начала движение в новом направлении. Поэтому я, пожалуй, благодарна себе за эти изменения, ведь – как ни странно – мы себе иногда не позволяем заниматься тем, что на самом деле любим.
– Вы пишете и стихи, и прозу. В чем чувствуете себя увереннее?
– Прозы я мало пишу. Хотя я вообще мало пишу. Со стихами так же. Есть очень производительные авторы, которые постоянно выдают что-то новое – много им пишется. У меня это все набегами, периодами. Около семи лет у меня был перерыв, когда мне вообще почти ничего не писалось. Но учитывая события последних четырех лет, наоборот открылись какие-то новые шлюзы: вдруг возникла сильная потребность писать, все фиксировать. За короткое время я написала массив различных текстов. Возможно, это совпадение, а может связано с тем, что мой муж ушел на фронт, – была потребность говорить с ним, с собой – с этого вышел сборник стихов «Глибина різкості».
Сейчас опять стихи приходят ко мне только иногда: это такие редкие гости, они сами выбирают, когда хотят писаться. А что касательно прозы: когда приходит новая идея, нужно еще выделить в своей жизни достаточно времени и места для ее реализации. Хорошие прозаические тексты «на коленке» не пишутся. Вот сейчас я как раз чувствую, что уже настало время для этого: во мне созрело что-то новое, и я ищу возможность это выписать. Поэтому я не могу сказать, в чем чувствую себя более уверенно. Это просто очень разное. Это невозможно сравнивать.


С мужем Артемом Чехом и сыном Андреем, 2014. Фото: Facebook

О ЛИТЕРАТУРНЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ
– По Вашему мнению, можно научиться писать?
– Есть одаренные люди, которые будто поцелованные особыми силами, у них это ощущается очень сильно, и сколько бы эти люди не пытались профукать свои таланты, им это все равно не очень удается. Есть и другие, достигающие высоких профессиональных результатов, много работая и упорно идя к своей цели. Бывает, правда, по-разному, и однозначного ответа у меня нет на такой вопрос. Должна признаться, я довольно скептически отношусь к литературным школам, мастер-классам. Конечно, определенная польза в этом есть, ведь оказаться в кругу себе подобных и значительно более сильных тебя мастеров очень круто! Это дает сильный толчок – такой волшебный пендель. На собственном опыте знаю, что после поездок на различные литературные фестивали, где я много слушаю своих коллег, у меня возникает огромное желание писать самой. Но действительно ли эти эпизодические опыты литературных тренингов действительно могут чему-то научить, не уверена. Возможно, дать основы основ.
– То если бы Вас пригласили на мероприятие такого типа, Вы бы не приняли в нем участие?
– Я уже пробовала себя в роли лекторкы: скажем, в прошлом году ездила в гости к литературной школе в Карпатах, читала мастер-класс для ее участников. Еще были какие-то похожи опыты. Но я только лишний раз убедилась, что это не мое. Возможно, я могла бы кого-то чему-то научить, но чувствую, что сама еще учусь, поэтому пока преимущественно отказываюсь от таких предложений.
– Для начинающих литераторов: как научиться более-менее объективно оценивать собственные тексты?
– Я не знаю. Порой и в достаточно известных писателей сложные отношения с самооценкой. Мы все очень разные, универсальных рецептов здесь быть не может. Если же говорить о начинающих писателях, то, наверное, полезно иметь возможность показать кому-то из мастеров свои работы, послушать их мнение.
С другой стороны, к высказываниям, даже от наиболее авторитетных для тебя писателей или критиков, нельзя относиться как к абсолюту. Это довольно тонкие вещи, мы знаем немало примеров, когда опытные мастера ошибались в своих оценках относительно чужого творчества.
Я, кстати, обычно отказываюсь оценивать чужие тексты. Здесь же еще важный принцип «Не навреди», ведь можно неосторожным словом глубоко ранить человека. В то же время, не хочется быть нечестной, когда видишь слабые тексты или откровенную графоманию. Тогда возникает вопрос: «Как я должен поступить? Говорить человеку то, что я действительно думаю, без прикрас?». Сейчас пришла к выводу, что да. И все же, с такими вещами нужно быть очень осторожными. В конце концов, любое оценивание чужого творчества – достаточно относительная штука.
Поэтому все, что я могу посоветовать начинающим писателям, – это своего учиться и чужого не чураться (ой, нет, это уже не мои слова), а именно: много читать, не вариться только в собственном соку, не бояться доверять собственной интуиции, но и уметь прислушиваться к мнению других. Важно смотреть на мир с широко открытыми глазами, ведь если ты зациклен на себе, то видишь все крупным планом, а порой для того, чтобы увидеть больше, надо отойти и попытаться посмотреть на те или иные вещи общим планом – это я уже как режиссер говорю (смеется).


Фото: YouTube

– Как Вам сотрудничать с другими творческими людьми? Есть ли такое сотрудничество эффективной?
– В литературной среде есть несколько близких мне по духу людей, которых я считаю своими хорошими друзьями, почти друзьями: Сергей Жадан, Юрий Издрик, Софийка Андрухович. Также большим авторитетом для меня Оксана Забужко, и, говоря откровенно, она во многом поспособствовала мне – и в профессиональном плане, и чисто по-человечески. В кинотусовке тоже полно приятелей и друзей, с которыми я сотрудничаю. Счастливая их знать близко, ведь очень классно иметь среди коллег единомышленников, чьему мнению ты доверяешь и чьими работами вдохновляешься. Общение и творческое сотрудничество с различными мастерами своего дела действительно сильно обогащает, выводит на другой уровень. Очень важно быть рядом с людьми «своей группы крови» и с теми, у кого хочется бесконечно учиться.
– Ваше стихотворение «Повертайся живим» декламирует Джамала, поют ведущие ТСН, Сестры Тельнюк и другие. Когда Вы его писали, то могли надеяться на такую популярность?
– С этим стихотворением у меня сложные отношения. Он довольно простой, это песенная лирика, и, возможно, именно эта простота и вывела его в люди. И меня в какой-то момент начало раздражать то, что он стал моей определенной визитной карточкой. С другой стороны, интересно наблюдать за тем, как твои тексты живут своей собственной жизнью. Ты себе пишешь-пишешь и ни о чем заранее не думаешь. Но у этого стихотворения действительно интересный путь: сначала его опубликовала в Facebook Оксана Забужко, затем потянулась цепочка перепост, и текст дошел до сестер Тельнюк, которые, собственно, спели его первыми из Kozak System. Поэтому я просто с интересом уже наблюдала за его самостоятельной жизнью: какие-то флешмобы, каверы... Особенно меня зацепило видео, где эту нашу песню поет маленькая девочка, сидя на руках у военного. Есть в этом что-то такое, будто-бы отпускаешь собственного ребенка во взрослую жизнь, и уже наблюдаешь за его самостоятельной жизнью и успехами со стороны.

Стихотворение Ирины «Повертайся живим» в исполнении Сестер Тельнюк и KozakSystem: 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Интервью с писателем и музыкантом Павелом Коробчуком.

ОБ АУДИТОРИИ В УКРАИНЕ
– Какой Вы представляете свою аудиторию? Одинакова она в литературе и режиссуре?
– Я до конца не уверена, кто все эти люди, то есть моя аудитория. Точно знаю, что это разные люди. В 2016 году я имела особый опыт с книгой «Глибина різкості»: мы поехали в совместный тур с Издрыком, у него вышла новая книга, и у меня в то же время, поэтому издатель объединил нас в один тур. При том, что мы с Издрыком – совершенно разные, и книги эти наши ничем не похожи, но в конце концов это был такой невероятный опыт – проехать 27 украинских городов за полтора месяца. Ежедневно перед нами поставали другие люди, и каждый раз было ощущение какого-то челленджа, когда ты за час-два должен пробить лед и наладить диалог с аудиторией. Кое-кто сначала воспринимал нас холодно, а кое-кто встречал как старых знакомых. Так или иначе, было очень полезно встретиться лицом к лицу с различными читателями.
Поэтому да, это разные люди. Я заметила, что в касательно прозы часто получаю отзывы от людей старшего возраста и это очень интересно – иметь собеседников совсем другой возрастной категории. Есть читатели, которых я чувствую и вижу в своей литературной жизни достаточно долго, якобы растут вместе со мной, ведь они были совсем юными, когда у меня вышла еще моя первая проза – подростковая книжечка «Післявчора», и я получала тогда от них отзывы, и получаю сейчас. И они, и я меняемся, растем, но при этом остаемся в контакте. Они пишут мне, приходят на встречи и это очень кайфовое ощущения.
Что касаемо сферы кино, понятия не имею, есть ли у меня какая-то «моя аудитория». Будем откровенны: прежде всего я работаю для тех людей, которых люблю, а если быть еще более откровенной, то для самой себя. Все равно я пишу то, что мне интересно, но тем приятнее, когда чувствуешь, что для кого-то это может быть так же важным, нужным и то, что ты пишешь, затрагивает других людей глубоко за живое. Реакции – очень важны для творческих людей, не думаю, что есть люди, которым совершенно неважно, как воспринимается их творчество другими.


Всеукраинский тур Ирины с Издрыком, 2016. Фото: oa.edu.ua 

– Собственно, какой обратной связи Вы обычно ожидаете от Ваших читателей или зрителей?
– Трудно сказать, жду ли я чего-то конкретного, но бывают эти счастливые моменты, когда ты видишь, что кто-то прочитал/увидел твое творение именно так, как хотелось. А бывает еще круче: когда кто-то это прочитал совсем по-другому и увидел в этом что-то, что ты якобы сознательно не закладывал. Понятно, что некоторые образы могут совершенно по-разному прочитываться. Тем интереснее получить иногда совершенно неожиданный взгляд со стороны. И да, я очень благодарна тем людям, которые приходят на встречи. Более того – вижу, что в последнее время возрос интерес аудитории к литературным событиям. В частности, к выступлениям поэтов, ведь поэтические чтения в Украине часто собирают большие залы.
Такого сейчас нет в западной и центральной Европе. Я часто общаюсь с молодыми поэтами-сверстниками оттуда и они приятно шокированы тем, что у нас здесь сейчас такие активные слушатели. Например, в Германии молодые авторы очень хорошо поддерживаются государством, имеют весомую грантовую помощь, но не имеют аудитории. Они все утверждают, что к ним на чтение приходит около десяти человек, «и то, если наливать бесплатное вино». В нашей стране нет такой государственной поддержки, а вот активный поиск диалогов друг с другом на всех фронтах – есть. Сейчас очевидно тяжелые времена, мы, украинцы, растеряны и ищем ответы на наши вопросы, поэтому совершенно в разных городах, даже там, где люди вообще не ходили раньше на литературные встречи, – теперь ходят. Это что-то новое для нас. По крайней мере, по моему опыту.
– Так Вы считаете, что литература в Украине сейчас развивается больше, чем раньше?
– Мне трудно быть объективной, все равно я внутри процесса, но учитывая количество новых издательств и конкурентоспособных изданий, что в последние годы появились на рынке, кажется, что можно говорить об очевидном движение вперед. А еще посмотрите на это количество литературных фестивалей. Такие гиганты, как Львовский форум, Киевский арсенал – это сотни литературных мероприятий, крутых гостей, огромные очереди людей. Конечно, не такие большие как, возможно, хотелось бы. Впрочем, у меня есть ощущение, что литературная жизнь в Украине сейчас реально пульсирует.


Фото: Тетяна Суслова

О РЕЖИССУРЕ, УКРАИНСКОМ КИНО И АКТЕРСКИХ УМЕНИЯХ
– Как вообще возникает желание создавать кино в украинских реалиях? Трудно это?
– В кино сейчас тоже все стало значительно более оптимистично, чем прежде. Когда я заканчивала университет, ситуация была очень депрессивная; украинская киноиндустрия переживала тогда период большого кризиса, и для молодого автора снять свой фильм было чем-то совершенно нереальным. Сегодня государственная поддержка и то, что Государственное агентство Украины по вопросам кино внедрило систему питчингов (открытого конкурса, где авторы предлагают свои работы и имеют возможность выиграть и получить средства на создание своей ленты) открыли новые возможности. Благодаря этому, например, много молодых режиссеров, даже таких, которые только закончили обучение, получили бюджеты на свои дебютные фильмы. Снимается много всего – удачные и не очень фильмы, но, по крайней мере, есть ощущение процесса и полноценного движения. Очевидно, что количество рано или поздно переходит в качество, поэтому давайте еще немного подрастем, а пока не будем сбавлять темпа.
Особенно интересно наблюдать за тем, что происходит с документальным кино: немало интересных сильных проектов реализовались за эти последние несколько лет. Я также недавно попробовала себя в роли документалистки – никогда не думала, что буду снимать что-то такое, но присоединилась к проекту «Невидимый батальйон». Трое режисерок (и среди них я) сняли 6 короткометражных фильмов-портретов о разных женщинах на войне – с этого вышел киноальманах. В конце концов, участие в этом проекте подарило мне очень особенный опыт – и профессиональный, и личный.

Отрывок из «Невидимого батальйона», героиня – Андриана Сусак. Режисер – Ирина Цилык:  


– А Вы не планируете снять полный метр?
– Как не планирую? Конечно, планирую. Все планируют рано или поздно. Сейчас я работаю над новым проектом: это документальный полнометражный фильм. Все это довольно странно и неожиданно для меня, я всегда думала, что буду режиссером только игрового кино, но сейчас есть ощущение, что нынешняя реальность настолько более впечатляющая любой выдумки, что хочется фиксировать ее, останавливать эти мгновения.
– Что Вам больше всего нравится в процессе режиссуры? Ведь там и администрирования, и творческая работа...
– Нет, в режиссуре нет административной работы. Для этого в киноиндустрии есть специально обученные люди. Режиссер – это дирижер большого оркестра, он должен свести вместе всех и все, а это порой настоящая магия (улыбается). Я больше всего люблю в кино то, что оно открывает вам дверь в различные параллельные миры и дарит ощущение команды. Ведь если в литературе ты можешь быть отшельником, то кино – это всегда командная игра. Я обожаю это чувство, когда много разных людей сливаются в единый организм и вместе работают на результат. Это такие особые мгновения, которые трудно описать словами; объединить всех, заразить различных профессионалов своего дела верой в твой проект – особая миссия режиссера (смеется).


Ира с режиссером монтажа Юрием Грузиновым на съемках фильма Ирины «Дом». Карпаты, 2016 . Фото: day.kyiv.ua 

– Что Вы как кинорежиссер особенно цените в актерах?
– Когда речь идет о поисках нужного актера или актрисы на роль, я в первую очередь охочусь на особые органичность, пластичность, умение естественно существовать в кадре, открываться для совместных экспериментов, много учиться, в частности учиться вместе. На самом деле, мы, украинские кинематографисты, все учимся сейчас снимать кино – идем тонким льдом, много ошибаемся, часто идем на ощупь, но все же идем вперед все увереннее. Это касается различных кинопрофессий, и актеров в частности. Беда в том, что у нас фактически нет сильной актерской школы. КНУ театра, кино и телевидения им. И. Карпенко-Карого не дает этого: там преимущественно готовят актеров театра. После учебы первую свою практику они в сериалах и телефильмах, и потом уже начинается профдеформация. Художественное кино и телефильмы имеют очень разную специфику! На съемочных площадках сериалов, как правило, от актеров требуют довольно упрощенных путей преодоления задач, которые перед ними ставятся. А к такому фастфуду быстро привыкаешь...
Тем не менее, в Украине сейчас полно интересных актеров – самобытных, глубоких, приверженных своей профессии неутомимых «солдат», что готовы проходить с режиссером вместе огонь, воду и так далее. Это счастье – находить друг друга, и хорошие свахи, то есть кастинг-директора, часто могут помочь в этом. Словом, процесс идет.


На знімальному майданчику. Фото: Facebook

О БУДУЩЕМ
– Над этим работаете сейчас? Поделитесь планами.
– Если честно, делиться планами – неблагодарное дело: проговаривая свои планы заранее, ты как-бы уже выполнил их, а на самом деле же нет. Поэтому я думаю, что наиболее особые планы нужно держать при себе и не делиться ими ни с кем.
Но если говорить о каких-то желаниях, то я сама себе желаю чтобы мне и дальше всего хотелось. А что именно это будет – кто знает: возможно, я буду писать что-то совершенно новое, возможно, снова снимать что-то то, о чем и не думала вовсе.
Из того, что точно видно на горизонте, – в следующем году я буду работать над большим документальным фильмом о детях, живущих в прифронтовой зоне, о нежном подростковом возрасте и о том, как порой ты стоишь на распутье перед новыми возможностями и не знаешь, что выбрать. Собственно, эти развилки встречаются нам всем и в любом возрасте. Поэтому нечего говорить о планах, просто долбите скалы, каждый – свою, и все как-то будет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Современный украинский писатель Юрий Андруховыч поделился советами для начинающих писателей.

Общалась: Кристина ПРОЦИК
Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии

Смотрите также